Газета «Алина»


image

РАЗОЧАРОВЫВАТЬСЯ ПРИХОДИТСЯ ЧАСТО


В выходной день в центре Москвы на Тверской улице, шли съемки. Люди оборачивались, останавливались или просто проходили мимо. Девушка с пшеничными волосами, разлетающимися по ветру, в ярко-красном элегантном пальто, поворачивалась на камеру, провожая взглядом идущего навстречу, и проходящего мимо, парня… Больше двух дублей не снимали, работали профессионально. В девушке я узнала поэта-песенника Викторию Ветрову и попросила об интервью.


— Если у вас есть время, подождите. Скоро закончатся съемки, и мы сможем поговорить.



После съемок она предложила поехать к ней домой, отогреться, выпить по чашечке кофе.


— Почему ты перестала улыбаться? На съемках ты казалась такой счастливой, а сейчас грустные, задумчивые глаза. Кажется, что ты живешь с вечной болью.


— На съемках по роли полагалось. А впрочем, вы правы. Боль, она во мне всегда. Боль за друзей, близких, себя, за нелюбовь, подлость, за то, что деньги правят душами, за то, что каждый живет в себе и не хочет, не может услышать другого…


— А ты часто работаешь на камеру?


— Раньше я тесно была связана с кино. Сейчас у меня своя авторская программа «ВВВ» о звездах эстрады и молодых исполнителях. А в клипах и роликах снимаюсь иногда, когда приглашают.


— На сегодняшний день ты достаточно известна в музыкальных кругах. Работаешь с такими певцами, как Ярослав Евдокимов, Валентина Толкунова, Екатерина Шаврина. С не менее известными композиторами Виталием Окороковым, Вячеславом Малежиком, Андреем Потемкиным…


— Вы назвали только небольшую часть людей, а есть еще и другие, с которыми у нас совместные, интересные проекты.


— Песня, написанная тобой для Ярослава Евдокимова «Горе – не горе» не раз звучала в теле— и радио эфирах. Ей Ярослав закрывает свою сольную программу. Она стала так же популярна, как в свое время «Колодец, колодец».


— Успех этой песни – заслуга всех, кто над ней работал. На сегодняшний день есть новые, не менее интересные песни, которые не успели приобрести пока столь широкую раскрутку. Из стихотворения в 11 частей, я написала песню в 3 частях «Вечер, «Кэмел», кофе» с Андреем Зубковым. На радиостанцию «Юность» приходит много писем с просьбой ее повторить.

Новая песня «Гармошка за городом» Феликса Царикати на музыку Андрея Мисаилова (кстати, при работе над этой песней не было исправлено ни одного слова) заводит зал…


— Вика, а не сложно ли работать со столь разными людьми? Каждый из них, должно быть, очень своеобразен и амбициозен?


— А как Вы думаете, не сложно ли быть врачом, учителем, продавцом? Разве у них не те же проблемы?!


— Почему ты не любишь, когда тебя называют поэтессой, и поправляешь «Поэт-песенник»?


— Между поэтом и поэтом-песенником колоссальная пропасть. Песня пишется на определенного исполнителя, учитывается его характер, мироощущение, манера исполнения. Если исполнитель не прочувствует текст, то не сможет донести эмоции, а значит, песня получится плохая, ее никто не запомнит.

Как правило, в тексте два куплета и припев. В припеве должна быть запоминающаяся фраза, а в куплетах изложена целая история, имеющая начало, развитие и логическое завершение (и все это по большей мере в шестнадцати строчках). Текст не должен идти в разрез с музыкой (часто приходится писать тексты на готовую музыку), надо правильно расставить акценты, выдержать размер…

А стихи – это состояние души, их нельзя просчитать, подогнать под стандарты. ЭТО СВЫШЕ. Когда внутри все рвется, стонет – беру ручку. Поэтому я не считаю себя поэтом, а как поэт-песенник работаю профессионально.


— Но несмотря на это выходит сборник твоих стихотворений «Не любовница», где собраны серьезные стихи, написанные тобой за последние семь лет.


— Я никоим образом не отрицаю свою причастность к поэзии, но что бы ни говорили, считаю, что нет профессиональных поэтов. Нельзя научить быть ПОЭТОМ!


— Почему на фоне таких серьезных стихотворений, как «Колокола», «Темнота и какие-то лица», «Аура зла», «Окно в никуда»… Сборник называется «Не любовница»?


— По внутреннему мироощущению. А потом, стихотворение с одноименным названием очень даже серьезное.


— А как ты можешь объяснить факт твоей помолвки с Леней Голубковым, о котором в прошлом году писала вся столичная пресса?


— И не только столичная, но факт этот не имеет никакого места вообще. Я сама узнала о нем, проснувшись утром от звонка подруги: «Вика, ты знаешь?… Тогда выйди и купи газету». Потом я покупала много газет с подобными «сенсациями». И лишь журналисты из Риги позвонили мне и спросили, что я могу сказать по этому поводу? И единственной газетой, написавшей правду, была «Суббота», выходящая в Риге.

Если вы откроете книгу Володи Пермякова «Как я стал Леней Голубковым», то прочтете там шуточный текст «Ах ты, Ленечка, Леня», и увидите нашу фотографию. С Володей мы были знакомы еще по «Мосфильму», задолго до того, как на экранах появился Леня Голубков. Но были знакомы — не означает, что мы испытывали друг к другу какие-то чувства, а уж отношения не имели тем более.


— Если мы заговорили о мужчинах, какой твой любимый тип?


— Я выросла из этого понятия. Мне не важен «тип», важна сущность. Многие мужчины боятся видеть рядом с собой эффектную женщину, боятся проявления ее индивидуальности, интеллекта, ума.

…Ты оправдания ищешь вечного: «Если не вместе, знать – не судьба…» Сильный мужчина умную женщину Никогда не оттолкнет от себя!»

Я считаю, что настоящий мужчина будет горд тем, что его женщина вызывает интерес у других. Но она с ним, значит, он лучше.


— То есть, по-твоему, главное – это себя в порядке держать и интеллект вырабатывать, а борщ подождет?


— Как вы, журналисты, любите передергивать. Я этого не говорила. Для женщины мужчина, дом, дети всегда будут главным. Инстинкт у нее такой от природы. Надо постараться суметь соединить в себе жену и женщину.


— Ты веришь в любовь?


— В любовь, да! Абсолютно! Но не во взаимную. Как правило, один человек любит, а другой позволяет себя любить.


— Ты родилась первого апреля, под знаком Овен. Это возрождающийся, огненный знак, очень упорный. Это как-то влияет на твою жизнь?


— Несомненно. Игорь Наджиев иногда говорит: «Нас бьют, а мы только сильнее становимся». Он прав. Чем сильнее меня останавливают, чем больше мешают, тем большего я добиваюсь – это закон.


— Но все-таки есть что-то, чего ты боишься?


— Две вещи, которые никак не взаимосвязаны. Первое – терять того, кого любишь, второе – разочаровываться в том кому веришь.



Наталья Гусева



P.S. Сборник стихотворений Виктории Ветровой «Не любовница», о котором упоминалось в статье, в то время находился в стадии разработки. Вышел он под другим названием «Посмотрите, как уходит время…»